Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:03 

Александра
"Я её любил/я его любила".

Отрывок из книги.


- Вы ее любили?
- Да.
- Как сильно?
- Я ее любил.
- А что у вас осталось в памяти от тех лет?
- Жизнь пунктиром… Ничего. Кое-что. Ничего нового. Опять кое-что. И снова ничего… Вот почему все пролетело так быстро… Сейчас мне кажется, наш роман длился месяца три… А может, и того меньше… Так, дуновение ветра, мираж… Нам недоставало повседневности. Думаю, именно от этого Матильда больше всего и страдала… Знаешь, я мог только догадываться, но однажды вечером, после долгого рабочего дня, внезапно получил подтверждение.
Когда я вернулся, она сидела перед маленьким секретером и что-то писала на фирменной бумаге отеля - перед ней лежало не меньше десяти страниц, исписанных ее мелким, убористым почерком.
- Кому это ты пишешь? - спросил я, заглядывая ей через плечо.
- Тебе.
- Мне?
«Она меня бросает», - промелькнуло у меня в голове,
и мне сразу стало плохо.
- Что с тобой? Ты ужасно бледный. Тебе нехорошо?
- Почему ты мне пишешь?
- Вообще-то это даже не тебе, я просто пишу, чем бы мне хотелось с тобой заняться…
Исписанные листки валялись повсюду - у ее ног, на кровати. Я взял один наугад:

…ездить на пикник, спать после обеда на берегу реки, есть персики, креветки, круассаны, слипшийся рис, плавать, танцевать, покупать себе туфли, белье, духи, читать газету, глазеть на витрины, ездить на метро, следить за временем, пихать тебя в постели, чтобы ты подвинулся, стелить белье, ходить в Оперу, съездить в Бейрут, в Вену, посещать бега, ходить за покупками в супермаркет, готовить барбекю, злиться, потому что ты забыл уголь, чистить зубы одновременно с тобой, покупать тебе трусы, стричь газон, читать газету из-за твоего плеча, отнимать у тебя арахис, ходить по погребкам на Луаре и в Хантер-Вэлли тоже, идиотничать, трепаться, познакомить тебя с Мартой и Тино, собирать ежевику, готовить еду, съездить еще раз во Вьетнам, поносить сари, будить тебя, когда ты храпишь, сходить в зоопарк, на блошиный рынок, поехать в Париж, в Лондон, в Мелроуз, на Пикадилли, петь тебе песенки, бросить курить, попросить тебя постричь мне ногти, покупать посуду и всякую ненужную всячину, есть мороженое, смотреть на людей, выиграть у тебя в шахматы, слушать джаз, регги, танцевать мамбу и ча-ча-ча, скучать, капризничать, дуться, смеяться, щекотать тебя, приручить тебя, подыскать дом с видом на луг, где пасутся коровы, нагружать доверху тележки в супермаркетах, побелить потолок, сшить шторы, часами сидеть за столом с интересными людьми, дергать тебя за бородку, постричь тебе волосы, полоть сорняки, мыть машину, любоваться морем, перебирать барахло, звонить тебе снова и снова, ругаться, научиться вязать и связать тебе шарф, а потом распустить это уродство, подбирать бездомных кошек, собак, попугаев, слонов, брать напрокат велосипеды и не кататься на них, валяться в гамаке, перечитывать бабушкины комиксы 30-х годов, перебирать платья Сюзи, пить в тенечке «Маргариту», жульничать, научиться гладить утюгом, выбросить утюг в окно, петь под дождем, сбегать от туристов, напиться, выложить тебе все начистоту, а потом вспомнить, что этого делать нельзя, слушать тебя, держать тебя за руку, подобрать утюг, слушать песни, ставить будильник, забывать чемоданы, остановиться на бегу, выбрасывать мусор, спрашивать, любишь ли ты меня по-прежнему, ссориться с соседкой, рассказывать тебе о моем детстве в Бахрейне, описывать перстни моей няньки, запах хны и шариков амбры, делать наклейки для банок с вареньем…
И все в том же духе страница за страницей. Страница за страницей. Я перечислил тебе, что пришло в голову, что вспомнил. Это было невероятно.
- И как давно ты этим занимаешься?
- Начала, как только ты ушел.
- Но зачем?
- Потому что мне скучно, - веселым тоном ответила она, - представь себе - я умираю от скуки!
Я подобрал странички и уселся на край кровати, чтобы разобраться. Я улыбался, но на самом деле столько желаний, такая энергия меня парализовали. И все-таки я улыбался. Она умела находить такие забавные слова, такие остроумные… Она ждала моей реакции. На одной из страниц между «начать все сначала» и «наклеивать в альбом фотографии» я прочел «ребенок», вот так просто, безо всяких комментариев. Я продолжал изучать ее бесконечный список, ни слова не говоря, а она кусала губы.
- Ну, как? - Она затаила дыхание. - Что скажешь?
- Кто такие Марта и Тино? - спросил я вместо ответа. По тому, как дрогнули ее губы, поникли плечи и упала рука, я понял, что очень скоро потеряю ее. Задав этот идиотский вопрос, я сунул голову в петлю. Она ушла в ванную и, прежде чем закрыть, дверь крикнула: «Хорошие люди!» Вместо того чтобы догнать ее, броситься ей в ноги, сказать: «Да! Конечно. Все, что захочешь, потому что я и живу-то на этой земле лишь для того, чтобы сделать тебя счастливой», я отправился на балкон покурить.
- И что потом?
- А ничего. Она хмурилась. Мы спустились в ресторан поужинать. Матильда была очень хороша. Прекрасна, как никогда, - так мне казалось. Такая живая, такая веселая. Все на нее смотрели. Женщины оборачивались, а мужчины мне улыбались. Она… как бы тебе это объяснить… она вся светилась… Кожа, лицо, улыбка, волосы, движения - она притягивала свет, вбирала его в себя и отражала с невероятным изяществом. Это смешение жизненной силы и нежности озадачивало меня. «Ты прекрасна», - признавался я, а она пожимала плечами. «У тебя глаза сияют». «Да, - соглашалась она, - сияют…»
Когда я вспоминаю ее сегодня, спустя столько лет, то, прежде всего именно такой - длинная шея, темные глаза, маленькое коричневое платье - она пожимает плечами в австрийском ресторане.
Знаешь, она не случайно была так хороша и обаятельна в тот вечер. Прекрасно знала, что делает: хотела, чтобы я запомнил ее именно такой. Возможно, я ошибаюсь, хотя не думаю… Это была ее лебединая песня, прощание, взмах платком из окна. Она была так умна, что просто не могла этого не осознавать… Даже ее кожа в этот день была нежнее, чем всегда. Понимала ли она? Что это было - благородство или жестокость? Думаю, и то и другое… И то и другое…

14:39 

Александра
Fields Of Gold (оригинал Sting)
You'll remember me when the west wind moves
Upon the fields of barley
You'll forget the sun in his jealous sky
As we walk in fields of gold

So she took her love
For to gaze awhile
Upon the fields of barley
In his arms she fell as her hair came down
Among the fields of gold
Will you stay with me, will you be my love
Among the fields of barley
We'll forget the sun in his jealous sky
As we lie in fields of gold

See the west wind move like a lover so
Upon the fields of barley
Feel her body rise when you kiss her mouth
Among the fields of gold

I never made promises lightly
And there have been some that I've broken
But I swear in the days still left
We'll walk in fields of gold
We'll walk in fields of gold

Many years have passed since those summer days
Among the fields of barley
See the children run as the sun goes down
Among the fields of gold
You'll remember me when the west wind moves
Upon the fields of barley
You can tell the sun in his jealous sky
When we walked in fields of gold
When we walked in fields of gold
When we walked in fields of gold


Перевод

Золотые поля (перевод)

Ты будешь вспоминать меня, когда западный ветер
Будет носиться по ячменным полям.
Ты забудешь о солнце, с завистью смотрящем на нас с неба,
Когда мы будем гулять среди золотых полей.
Итак, она отвела своего любимого,
Чтобы взглянуть вместе с ним
На ячменные поля.
Она упала в его объятия, и её волосы распустились
Среди золотых полей.
Ты останешься со мной? Ты будешь моей любовью
Среди ячменных полей?
Мы забудем о солнце, с завистью смотрящем на нас с неба,
Когда будем лежать среди золотых полей.

Посмотри, как нежно дует западный ветер
Над ячменными полями.
Почувствуй, как приподнимается её тело, когда ты целуешь её в губы
Среди золотых полей.

Я никогда не делал пустых обещаний.
И хотя некоторые из них я не сдержал,
Клянусь, что пока мы будем вместе,
Мы будем гулять среди золотых полей.
Мы будем гулять среди золотых полей.

Прошло немало времени с той летней поры
Среди ячменных полей.
Посмотри, как бегают дети в лучах заходящего солнца
Среди золотых полей.
Ты будешь вспоминать меня, когда западный ветер
Будет носиться по ячменным полям.
Расскажи солнцу, с завистью смотрящему на нас с неба,
Как мы гуляли среди золотых полей.
Как мы гуляли среди золотых полей.
Как мы гуляли среди золотых полей.

http://www.amalgama-lab.com/songs/e...lds_of_gold.htm

23:26 

Александра
***

Я устал от путешествий, мне совсем не нужно визы
На диван, гитару, кресло, стол, компьютер, телевизор.
Стук колёс под встречность ветра, под попутность - шум мотора,
Я пропал, я не приеду, ни на долгом, ни на скором.

Я устал от провожаний: день отъезда, рейса номер,
Я почти что виртуальный, запечатался и умер.
Есть ещё в пороховницах электронный мыльный порох,
Я пропал, я не приеду, ни на долгом, ни на скором.

Я устал от ощущений, послеклятвенных предательств,
Я пишу вам, изменяя именительный на датив,
Здесь по чёрному не топят, не выносят избы сора,
Я пропал, я не приеду, ни на долгом, ни на скором.

Мимо проходил (с)

23:28 

Александра
Везде эти женщины, свихнувшиеся на отношениях, не на сексе (ах, если бы) – на липкой белёсой субстанции, пачкающей пальцы, которую они называют любовью. За каждой тянется клейкий след: люби меня – потому что я тебя люблю; спи со мной – потому что я тебя люблю; не спи с другими – потому что я тебя люблю; работай для меня – потому что я тебя люблю. Не смей быть счастливым без меня – потому что я тебя люблю.
И не понять, когда это начинается, ведь сначала всего-то и нужно – прижать его руку к своему лицу (сначала к щёке, потом чуть повернуть голову, губы к ладони, обежать языком линию сердца, прикусить пальцы). Серебро на безымянном, царапина на запястье. Думала, жизни не хватит, чтобы перецеловать.
А глаза были вот какие: медовые. На лугу, где трава пожелтела, где пчёлы собрали запах от красных цветов, и от белых, и от всех трав; где солнце разливало золотое молоко - там заглянула и подумала: не насмотреться.
И во всякой толпе обнимала, прижималась боком, и грудью, и спиной, вилась вокруг, как лисий хвост, трогала и ладонью, и локтем, и коленом, и плечом. Запускала руку под рубашку, гладила, царапала и щипалась тоже, потому что невозможно не прикасаясь. Думала, не отпустить.
Только не уходи, миленький, никуда от меня не уходи, дай на тебя смотреть и сам на меня смотри, и трогай, и улыбайся. Если надо, я под дверью подожду, только не долго. Работай, конечно, главное, не отворачивайся от меня, никогда не отворачивайся. Сделай так, чтобы я была спокойна, думай обо мне всё время. Просто пообещай. Мне никто не нужен, кроме тебя, и тебе никто не нужен, раз я есть.
Почему так нельзя? Почему нельзя всегда быть вместе, за руки держаться, разговаривать? Разве это плохо? Есть правда: любить. Есть предательство: обманывать. Всего-то честности хотела.
Как только ни обнимала: и дыханием одним, и плющом, и паутиной, и железом. Убегает.
Плакала, курила, объясняла, кричала, проклинала, прогоняла. Возвращается.
Чтобы мучить? О чём думает? О чём ты, гадина, думаешь, глядя на меня желтыми глазами, чем ты пахнешь опять, чем ты опять пахнешь, что у тебя в волосах, сколько можно врать, о чём ты думаешь, скажи мне, скажи

Не скажет. Потому что не любит лгать, но нельзя же сказать, как есть – что думает он об утке-мандаринке, которая на закате вплывает в оранжевую полосу на воде и выплывает, возвращается и снова уплывает

marta-ketro.livejournal.com/2008/07/22/

16:25 

Александра
Вера Полозкова

***

Построенье сюжета странно,
Цель трагически неясна:
У нас не совпадают столицы, страны,
Интересы, режимы сна.

You will have no sympathy for my grieving*,
You will have no pity of any sort –
Позвонить мне стоит пятнадцать гривен,
А ко мне приехать – так все пятьсот;

Если пить, то сейчас, если думать, то крайне редко,
Избегая счастливых, мамы и темноты.
Для чего мне все эти люди, детка,
Если ни один все равно не ты.

Если кто-то подлый внутри, ни выгнать, ни истребить,
Затаился и бдит, как маленькая лазутчица.
Ай спасибо сердцу, оно умеет вот так любить –
Да когда ж наконец
разучится.

* Ani DiFranco, "School Night".


***

К N лет назад (себе-бывшей от себя-настоящей)

Екатерина Михайлова


Что же ты, глупая, плачешь, - в который раз,
Снова сидишь, колени обняв руками?
Пять минут третьего - долго ли до утра;
Спи, дорогая, спи, моя дорогая...

Что же ты, глупая, смотришь куда-то вдаль,
Песню пытаешься петь - и опять сквозь слёзы;
Пишешь неровно - мол, крылья могла б отдать, -
Бред, дорогая; и этот огонь - замёрзнет.

Что же ты, глупая, острые ноготки
С силой в ладонь, - становишься к боли ближе?
Я б рассказала, как много вокруг таких,
...нет, дорогая, нет. Не поверишь. Вижу.

Что же ты, глупая? Сколько ещё удач
Сбудется после, - а сердце заполнить нечем;
Это страшнее... Ты плачь, дорогая, плачь,
Средство проверено - станет на время легче

23:48 

***

Александра
Мы ходим по разным дорогам.
Встречаем мы разных людей.
Возможно, отличны во многом,
Устали от наших идей.

Мечтаем, возможно, о чуде.
Спешим, чтобы вроде успеть.
Мы так невзначай чувства губим,
Что нечего больше хотеть.

Мы ценим всегда, что теряем.
Любовь не умеем беречь.
Нам кажется, будто все знаем.
Готовим разгромную речь.

Живем, но как-будто нас нету.
Живем, только это - не мы.
И врать мы умеем про это.
Но ждать не умеем. Увы.

Мы встретим друг друга однажды,
И взгляд не сумев оторвать,
Для нас это будет неважно.
Вот только б друг друга обнять.

Мимо проходил (с)

01:25 

Владимир БУРИЧ

Александра
* * *

Интересно
что я делал
в то время как ты стала такой большой?

что я делал?

кажется бегал за хлебом
нет
клал камень на камень
а может быть шел по ступеням
стоял
одевался
оглядывался
передавал сдачу
пропускал идущий транспорт
садился обедать
хоронил маму
восемь лет хоронил маму
бегал за хлебом
как странно
мы рядом
тебе никогда не догнать меня в этом беге
я не могу тебя ждать
я способен лишь мчаться
ты прекрасна
но что мне с тобою делать
с тобой нельзя ни плакать над прошлым

ни с надеждой смотреть в будущее
которого
все
меньше

Мы машем друг другу руками
как плавниками
в аквариумах
разъезжающихся трамваев

* * *

ЗАПОВЕДИ ГОРОДА

Уходя гашу свет
Перехожу улицу на перекрестках
Сначала смотрю налево
дойдя до середины — направо
Берегусь автомобиля
Берегусь листопада
Не курю
Не сорю
Не хожу по газонам
Фрукты ем мытые
Воду пью кипяченую
Перед сном чищу зубы
Не читаю в темноте и лежа
Так дожил до почтенных лет
И что?
Хранить свои деньги в сберегательной кассе?

* * *

КОНТАКТЫ

Мы сидим
улыбаемся
улыбками юродивых
влюбленных

Как унизительно не понимать другого

Сидим
улыбаемся

Говорим через вакуум
расстояние
стекло
эпоху

Начинаешь не верить что рюмка — рюмка
лампа — лампа

Все безымянно

Сидим
улыбаемся

Я бессилен проникнуть в его микрокосм
и заметил
что начинаю его изучать как биолог
комиссионер
охотник

Я на концерте иностранной речи

Мне больно

Моя голова набита канцелярскими скрепками латинских литер

* * *

НОЧЬ

Я лежу на спине
и смотрю в потолок
с ушами полными слез

* * *

В угол локтя
вписана окружность головы

Не надо
ничего
доказывать


* * *

Я иду за водой
и о дно моего ведра
головами бьются ромашки

21:58 

грусть...

Александра
Скажи, где взять...

Скажи, где взять терпения и сил
дождаться завтра,
побороть тревоги.
Как мне живется без тебя, спроси…
«Люблю, и очень хочется в дорогу»

Дорога это средство от разлук.
Каких-то пять часов спасут от грусти.
А если долго слушать перестук
Колес вагона, то тоска отпустит.

Неугомонно сердце голосит
О том, что ты так много в жизни значишь.
Ну, где же взять терпения и сил
Дождаться.
Завтра будет все иначе…


Нестерпимо

Нестерпимо, слышишь, хочу туда,
В мир, где утром ты выпиваешь кофе.
Средство от отчаянья - поезда.
Взять билет, приехать,
Но что-то против
Или кто-то,
Стоит ли разбирать,
В чем помеха и выяснять причины,
Почему позволит уснуть опять
От себя вдали дорогой мужчина.

Ветер рвет задиристо стенд афиш.
Он свободен и потому беспечен.
Позови, я - рядом, но ты молчишь.
Пропадает
классный
апрельский
вечер.

Л. Рыжеволосая


***

На заре двадцать первого века,
Когда жизнь непосильна уму,
Как же нужно любить человека,
Чтобы взять и приехать к нему!..

Владимир Вишневский

21:16 

.........

Александра
***
Если женщина исчезает,
Позабыв, что она - твой друг,
Значит, мир её кем-то занят,
До былого ей недосуг.
Если женщина пропадает,
Не веди с ней ревнивый торг.
Значит, кто-то другой ей дарит
Непонятный тебе восторг.

00:49 

Александра
***
Я расскажу, как это происходит,
когда легко сомненья растворя,
к тебе однажды женщина приходит
и говорит: «Теперь я вся твоя».

И смотрит на тебя с такой улыбкой,
Губами прикасается к руке.
Я понимаю, все, конечно, зыбко,
Когда плывешь в бушующей реке.

Но слушай дальше.
Женщина спокойно
пространство заполняет красотой,
и нежностью. И радостные волны
несут нас, накрывая с головой.

И ты плывешь по ним, в себе уверен,
Забыв о неизбежности потерь,
наивен, ласков, в страсти неумерен,
как будто ты навечно запер дверь.

А женщина... Какое это чудо,
когда она открыто влюблена,
и я прошу: «Откройся мне, откуда
пришла ты и когда уйти должна?»

И что я слышу? «Я хочу, чтоб было
тебе со мной, любимый, хорошо.
Что сделать я должна, скажи мне, милый?
Что сделать для тебя могу еще?»

Как рассказать про женщину такую,
Которой вроде и не может быть.
Лишь к будущему я ее ревную...
Обнять. Любить. И не суметь забыть.

П. Давыдов



21:28 

М. Цветаева

Александра
* * *



...Я бы хотела жить с Вами

В маленьком городе,

Где вечные сумерки

И вечные колокола.



И в маленькой деревенской гостинице —

Тонкий звон

Старинных часов — как капельки времени.

И иногда, по вечерам, из какой—нибудь мансарды

Флейта,

И сам флейтист в окне.

И большие тюльпаны на окнах.

И может быть, Вы бы даже меня не любили...



=========



Посреди комнаты — огромная изразцовая печка,

На каждом изразце — картинка:

Роза — сердце — корабль. —

А в единственном окне —

Снег, снег, снег.



Вы бы лежали — каким я Вас люблю: ленивый,

Равнодушный, беспечный.

Изредка резкий треск

Спички.



Папироса горит и гаснет,

И долго — долго дрожит на ее краю

Серым коротким столбиком — пепел.

Вам даже лень его стряхивать —

И вся папироса летит в огонь.

20:12 

lock Доступ к записи ограничен

Александра
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:45 

О любви

Александра
...Хорошею не по дням, а по часам. Странно, но сейчас без макияжа, без маникюра, в повседневной одежде выгляжу лучше чем когда-либо. Возможно, это так, потому что я влюблена? Может быть. Сколько людей влюблялось до моего рождения и сколько будет любить после моей смерти? Имя им легион...Но ведь никто не будет любить ТАК как я, никто и никогда не будет плакать ТАК как я. Никто и никогда, потому что это только мои чувства, это только мои эмоции и это только моя любовь. Ты - моя любовь.
...Я не должна, не должна, не должна ТАК сильно желать другого человека. Он свободен, он отдельная личность и я не могу привязать его к себе навсегда, быть с ним каждую минуту и секунду, потому что это подобно наркотической зависимости, мое желание жить только ради него - подобно беспомощному эмоциональному паразитированию...
Но, черт возьми, - не хочу жить без него. Просыпаться и осознавать, что мы не рядом - пытка, какой не пожелаю никому. Иногда я готова кричать от отчаяния, от осознания того, что не могу дотронуться до его руки, не могу посмотреть в его глаза. Чувствую жизнь только тогда, когда могу говорить с ним.
Он забрал мое сердце и я беспомощна. Подвергаюсь опасности остаться с разбитым сердцем, ибо тот, кто любит - уязвим... Пытаюсь занять себя работой, книгами, английским, итальянским, но как только он звонит мне - теряю рассудок. Это первый мужчина в моей жизни, от которого я желаю детей. С которым хочу прожить всю жизнь. И я хочу видеть его старым. Но моим.
Состариться на одной подушке... - когда-то эта фраза вызывала брезгливо-пугливое чувство, а сейчас я желаю этого. Жажду быть с ним всегда, и умереть вместе счастливыми.
О, мой Бог...Спасибо за то, что я люблю. Спасибо за то, что этот человек есть в моей жизни.
Спасибо за то, что моя любовь взаимна. Спасибо за то, что еще будет у нас впереди!

...Я люблю тебя.


00:16 

?..

Александра
Люб-
(Воздуха!
Воздуха!
Самую малость бы!
Самую-самую...)
лю!
(Хочешь, --
уедем куда-нибудь
заново,
замертво,
за море?..)
Люб-
(Богово -- богу,
а женское -- женщине
сказано,
воздано.)
лю!
(Ты покоренная.
Ты непокорная...
Воздуха!
Воздуха!)
Люб-
(Руки разбросаны.
Губы закушены.
Волосы скомканы.)
лю!
(Стены расходятся.
Звезды, качаясь,
врываются в комнаты.)
Люб-
(В загнанном мире
кто-то рождается,
что-то предвидится...)
лю!
(Где-то
законы,
запреты,
заставы,
заносы,
правительства...)
Люб-
(Врут очевидцы,
сонно глядят океаны остывшие.
лю!
(Охай, бесстрашная!
Падай, наивная!
Смейся, бесстыжая!)
Люб-
(Пусть эти сумерки
станут проклятием
или ошибкою...)
лю!
(Бейся в руках моих
каждым изгибом
и каждою жилкою!)
Люб-
(Радостно всхлипывай,
плачь и выскальзывай,
вздрагивай,
жалуйся!..)
лю!
(Хочешь -- уедем?
Сегодня? --
пожалуйста.
Завтра? --
пожалуйста!)
Люб-
(Царствуй, рабыня!
Бесчинствуй, учитель!
Неистовствуй, женщина!)
лю!
(Вот и глаза твои.
Жалкие,
долгие
и сумасшедшие!..)
Люб-
(Чертовы горы уставились в небо
темными бивнями.)
лю!
(Только люби меня!
Слышишь,
люби меня!
Знаешь,
люби меня!)
Люб-
(Чтоб навсегда!
Чтоб отсюда -- до гибели...
Вот оно...
Вот оно...)
лю!
(Мы никогда,
никогда не расстанемся...
Воздуха...
Воздуха!..)


Р. Рождественский

17:14 

учимся говорить публично

Александра
Предыдущее задание заключалось в том, чтобы перед тем, как ответить собеседнику, нужно досчитать до трех. Для чего это нужно? Для того, чтобы НЕ ПЕРЕБИВАТЬ собеседника! Это признак бескультурия, на мой взгляд. Если тебе не терпится ответить человеку, высказать свою ценную мысль пусть даже перебив его при этом, не дослушав - что ж, плохо. Вряд ли когда-нибудь ты станешь по-настоящему умным, интересным, ярким оратором и собеседником.

19:55 

О Сократе 2

Александра
Сокра́т (греч. Σωκράτης;) (ок. 469 до н. э., Афины — 399 до н. э., Афины) — древнегреческий философ, учение которого знаменует поворот от материалистического натурализма к идеализму. Казнён политическими противниками. Его деятельность — поворотный момент античной философии. Своим методом анализа понятий (майевтика, диалектика) и отождествлением добродетели и знания он направил внимание философов на безусловное значение человеческой личности.

Сократ был сыном каменотёса Софроникса и повитухи Фенареты. Получил разностороннее образование. Отец, вероятно, был довольно зажиточным гражданином (судя по тому, что Сократ воевал как гоплит, т.е. тяжеловооруженный воин), однако сам Сократ нисколько не заботился о своем имуществе и к концу жизни чрезвычайно обеднел.


Сократа характеризует разнообразная и интенсивная философская деятельность, выражавшаяся в основном в изложении своих учений в форме беседы. По Сократу, философия должна заниматься не рассмотрением природы, а человеком, его нравственными качествами и сущностью знания. Вопросы этики — вот главное, чем должна заниматься философия, и это являлось главным предметом бесед Сократа.

Для обоснования своих взглядов философ пользуется разработанным им методом, вошедшим в историю философии под названием сократического, а именно — диалектика, искусство диалектического спора. Диалектика — метод, посредством которого представляются и развиваются, обосновываются этические понятия.

Излюбленный способ Сократа вести беседы - это задавать вопросы. Так он побуждал своих собеседников искать истину. Но одновременно, как говорил Сократ, он учился и сам.
Свои приёмы исследования Сократ сравнивал с «искусством повивальной бабки»; его метод вопросов, предполагающих критическое отношение к догматическим утверждениям, получил название «сократовской иронии».

По мнению Сократа, нравственным человек может быть только тогда, когда знает, что такое добродетель. Знание — предпосылка нравственного. Подлинная нравственность — это познание блага.

Более того, для Сократа знание и мораль оказываются неразделимыми. «Того, кто познал хорошее и плохое, ничто уже не заставит поступать иначе, чем велит знание, и разум достаточно силен, чтобы помочь человеку». Посредством определения понятий, по Сократу, «люди становятся в высшей степени нравственными, способными к власти и искусными в диалектике».

Таким образом, в этике Сократа четко выявляется рационалистическая линия: добродетель — это знание, дурное — это незнание. Основные добродетели для Сократа — это сдержанность, мужество, справедливость.







06:09 

Море

Александра
Позавчера вернулась из Иордании, летала на Мертвое море. Какое потрясающее место! Прекрасный мягкий климат, чудное море, солнце и супер отель. Обязательно вернусь сюда еще раз, уже не по работе, а просто так, отдохнуть. Древняя земля с очень богатой историей, любому человеку будет интересно посетить эти места. Забавные ощущения остались от купания в Мертвом море. Подходя к пляжу, издали видно, как люди лежат на воде, иные с газетами. Вода настолько соленая, что держит тебя как надувной матрас. Никто не брызгается, все стараются плавать максимально осторожно, ибо если вода попадет в глаза, будет невыносимо больно. Плавать тоже очень весело: попу постоянно выталкивает из воды :) Были сделаны потрясающие фото - я и мои коллеги, обмазанные грязью с ног до головы.
Население в подавляющем большинстве говорит на арабском и в совершенстве на английском. Дети начинают изучать английский с начальных классов, если ты не знаешь языка, то не поступишь в ВУЗ, так как все предметы в высших учебных заведениях Иордании преподаются на английском. Женщины могут ходить без платков и паранджи, и никто не смеет упрекнуть их за это. Интересная страна, очень хочу вернуться туда еще раз.

@музыка: Море, море...

@настроение: незавершенный гештальдт

22:26 

просто день

Александра
Как ни странно, сегодня я проснулась еще до будильника, полностью выспавшаяся. Но тем не менее провалялась в постели до звонка. За 20 минут приняла душ, оделась, сделала легкий макияж и пошла на работу. Путь от дома до метро занимает 20 минут быстрым шагом.
Мне нравится осень. Я люблю ее именно такую, мрачную, пасмурную, с летящей под ноги листвой и моросящим дождем.
День прошел быстро, в суете, каких-то странных звонках, делах, заботах. Хотела бы я ТАК провести свой последний день? Конечно же нет.

11:16 

«Вот все, что в мире нужно мне…»

Александра
«Вот все, что в мире нужно мне…»
АЛЕКСАНДР АРОНОВ


* * *
Любимая, молю влюбленный:
Переходите на зеленый,
На красный стойте в стороне;
Скафандр наденьте на Луне,
А в сорок первом, Бога ради,
Не оставайтесь в Ленинграде…
Вот все, что в мире нужно мне.


* * *
Для того с такою яростью
Терзала и рвала,
Вот только-только перед старостью
Едва опомниться дала.


Чтоб никому не позавидовал,
Кого ни назови –
Чумы не знал,
Войны не видывал,
Зато попробовал любви.



06:35 

Сессия!!!

Александра
А!!!! У меня с понедельника сессия! Последняя сессия в ненавистной мною Академии :) два госэкзамена и диплом. В растрепанных чувствах уезжаю завтра на Байкал с коллективом :)
Интересно, это нормально, что человеку постоянно снится сон с одной и той же сюжетной линией? Во сне часто вижу себя живущей в фашистской оккупации. Испытываю животный страх за жизнь, но тем не менее веду партизанскую борьбу :) Бррр... Кстати, нет. Самое страшное в этом сне - не страх за себя, а страх за свою семью. Даже за двух своих кошек переживаю.

Дневник Alexandra :)

главная